Олег Костюк.
Прифронтовая

Герой рассказов Олега Костюка - житель украинского мегаполиса, путешествующий по темной стороне жизни. Темы взросления сменяются поисками любви и вязкой атмосферой киевских борделей. Путь революции ведет к войне. Именно ей, войне на Донбассе, посвящено большинство текстов. 

Тамара Скалозуб. Казки для Соломійці

«Я – Соломійця», – каже про себе головна героїня цих казок. Казки про неї розповідає її бабуся Тамара. Разом із Соломійцею маленький читач порине у світ надзвичайних пригод.

Татьяна Бонч-Осмоловская. Пока есть на земле цикады и оливы

Татьяна Бонч-Осмоловская, исследователь и поэт, автор двенадцати сборников рассказов, романов, учебников и сборников стихотворений, предлагает подросткам и взрослым отправиться в путешествие через пространство и время. Когда однажды ночью мама разбудит Ганю и попросит принести волшебный гребень, девочка не сможет и вообразить, чем обернутся ее приключения, каких удивительных и страшных существ повстречает она по пути, с кем подружится и о ком заплачет. И кто будет плакать по ней, когда Ганя увидит правителя города на другом берегу моря. Никогда больше не промелькнет над землей быстрая тень с кошачьими лапами. Но эта земля, Киммерия, Таврия, Крымское ханство, Таврида, Крым, будет с ней всегда.
Эта книга была написана во время пребывания автора в писательских резиденциях Air Le Parc (Франция) и Доме писателей и переводчиков Вентспилса (Латвия).

Максим Матковский. Отель минус три звезды

Почему киевляне мрут от женщин из Харьковской области? Кого ты встретишь в аду за столиком на двоих? Когда ты станешь деревом в лесу мудаков? Как заставить кошку устроиться на работу? Стоит ли заниматься спортом, если ты уже умер? Что общего у святого с лохом? Ответы на все эти вопросы и не только вы найдёте в «Отеле минус три звезды».

Анатолий Николин. Кодекс Тетис

Предлагаемый читателю сборник повестей лауреата литературной премии им. Марка Алданова, лонглистера Бунинской премии и члена-корреспондента Крымской литературной академии Анатолия Николина «Кодекс Тетис» — его первая книга художественной прозы. В нее вошли произведения, публиковавшиеся в журналах «Крещатик» (Киев), «Семь искусств» (Ганновер), «Новый журнал» (Нью-Йорк). Автор живет и работает в г. Мариуполе, Украина.

Вадим Яковлев. Там, де починається територія

Ти прокидаєшся вранці. Поряд горнеться твоя кохана транссексуалка. За вікном роздерта по маленьких шматках фанатиками країна. А за дверима світ, в який ти маєш вдертися з пістолетом, аби завершити своє ніби недовиконане завдання — ліквідацію професійної контрабандистки, в смерті якої не було сумнівів. Ти — цинічний вбивця за гроші. Ти — зрадник і коханець. Ти — жертва чужої гри. І ти забув, ким ти є насправді… Дебютний роман одеського письменника «Там, де починається територія» — це любовна і фантастична драма, конспірологічний і гостросюжетний детектив та філософська екзистенційна історія про аутсайдера, протягом якої йому відкриваються страшні таємниці про світ, природу людини і власне забуте минуле…

Дмитрий Лазуткин. Трактористы, не давите ёжиков!

В книге лауреата литературных премий Юрия Яновского и фестиваля "Киевские Лавры" Дмитрия Лазуткина собраны стихи, написанные на русском языке, а также автопереводы с украинского.

О чем здесь пишется? Здесь описываются странные отношения, обозначить которые тяжело, а не обозначить — жалко. Можно сказать, что это файл интимной лирики, причем речь идет о настоящей интимности, о сексе, боксе, джазе...

                                       Сергей Жадан

Иван Маковский. нЕсОглАснЫЕ бУквЫ

Дарк-фолк-репортаж с топких тропок между бетонными коробкАми. 15 лет субкультурщины и Хаоса в сборнике гражданской и лирической поэзии.

Виктор Бонч-Баггоут. Дорога домой

В прозаический сборник Виктора Бонч-Баггоута вошли повесть в рассказах «В днепровских джунглях» и повесть «Дорога домой».

Игорь Шестков. Сад наслаждений

Игорь Шестков - берлинский писатель-эмигрант. Родился и вырос в Москве. Окончил МГУ. В 1990 году эмигрировал в Германию.
Писать прозу по-русски начал в 2003 году.
Сборник «Сад наслаждений» составляет вместе с уже напечатанными в киевском издательстве «Каяла» книгами «Ужас на заброшенной фабрике» и «Покажи мне дорогу в ад» полное собрание рассказов писателя. Книга «Сад наслаждений» предназначена только для взрослых.

Игорь Шестков. Покажи мне дорогу в ад

Книга «Покажи мне дорогу в ад» состоит из рассказов, не вошедших в первую «киевскую» книгу Шесткова, фантасмагорической антиутопии «Вторжение» и двух готических повестей – «Человек в котелке» и «Покажи мне дорогу в ад». Несмотря на очевидный пессимизм писателя-эмигранта, при- дающий его прозе темный колорит, а может быть и благодаря ему, его «страшные и психоделические» тексты интересны, захватывающи, непредсказуемы. Автор посылает своих героев, а с ними и читателей в миры, в которых все возможно, в миры, которые выдают себя за посмертные, параллельные или постапокалиптические, на самом же деле давно ставшие нашей обыденной реальностью. Книга предназначена только для взрослых читателей. Все ее персонажи вымышлены, сходство с реальными людьми — случайно.

Александр Спренцис. Восточные эскизы

В книгу А. Спренциса вошли новые стихи, дополненные избранными старыми — из предыдущих сборников, что создаёт изначальную цельность идеи,
обозначенную названием данного сборника «Восточные эскизы». Разнообразные по жанру: лирические,
философские, иронические — они раскрывают картину внутреннего мира автора, заставляя читателя подключить собственное внутреннее зрение, внутренний слух и воображение.

Анаэль Керштейн. О принцах, принцессах и их родителях

О принцах и принцессах написано много сказок, а вот о королях и королевах все забывают. Эти сказки не только для юных наследников, но и для их родителей. Все, что происходит в этой книге, может случиться с каждым малышом. Собственно, оно и случилось! Каждая сказка написана по рассказам друзей автора и ее наблюдениям за дочерьми. Капризы и упрямство, обиды и ревность, сложности с формулировкой своих желаний… С этим не справляются даже многие взрослые, ну а детям тем более сложно. Надеюсь, эти сказки помогут каждому королевскому семейству с честью выйти из непростых приключений. 

Олена Iщенко. Константа любовi

До книги О. Іщенко «Константа любові» увійшли нові поезії авторки. Всі вони ніби поза межами часу та простору і свідомо уникають будь-яких умовностей. Єдина система координат, що цікавить ліричну героїню — це геометрія людського серця, з його надихами, мріями, ілюзіями, розчаруваннями та перемогами. Різноманітні за жанром: ліричні та глибоко-філософські — вони розкривають картину внутрішнього світу автора, змушуючи читача підключити свій власний внутрішній зір, внутрішній слух та уяву.

Борис Хазанов. Струны и клавиши

Русский писатель, убеждённый в несовместимости искусства и политики, что не помешало ему стать в юности политическим заключённым, а в зрелые годы – политическим эмигрантом, собрал в своей итоговой книге произведения разных десятилетий, написанные на родине и за её пределами.

Александр Спренцис.
В преддверии осени

В книгу А. Спренциса вошли новые стихи, органично дополненные избранными старыми — из предыдущих сборников, что создаёт изначальную цельность идеи, обозначенную названием данного сборника «В преддверии осени». Разнообразные по жанру: лирические, глубоко философские, иронические — они раскрывают картину внутреннего мира автора, заставляя читателя подключить собственное внутреннее зрение, внутренний слух и воображение.

Алексей Александров. Книга Книг. Том 4

Пожалуй, романом эту книгу можно назвать с достаточной долей условности. Во-первых, это именно Книга. А во-вторых, Книга Книг — то есть книга, состоящая не из глав, а именно из книг, объединенных общей идеей, вымышленными и реальными персонажами и, главное, Киевом — действительным и воображаемым, историческим и волшебным. Он — и идеальный Город Мастеров, скрытый от глаз непосвященных и открывающий свои Золотые Ворота только достойным, и, одновременно, — заповедник затхлой «совковости». Но он также и центр мироздания, вместилище эпох и культур, отстоящих друг от друга, казалось бы, очень далеко, но, как оказывается, легко соединяющихся в единое живое целое.

Марк Харитонов. Мой век

Первая книга стихов Марка Харитонова «Вино поздних лет» вышла в московском издательстве «Время» в 2018 году. «Мой век» — второй сборник его верлибров. Часть их уже публиковалась в периодических изданиях, включая журнал «Крещатик», другие печатаются впервые. Борис Хазанов в своем предисловии пишет: «Творчество Марка Харитонова опровергает давнее российское предубеждение против рассуждающей литературы, включая интеллектуальную поэзию… Перед нами новое, замечательное свидетельство жизнеспособности русского свободного стиха».

NEOLOUVRE. Серия открыток

Серия открыток, представленная молодым киевским художником Константином Мордовиным, основателем одноименной арт-группы NEOLOUVRE.

Серия открыток позволяет взглянуть на проблемы современного мира с ницшеанской глубиной и широтой.

В числе затрагиваемых тем – потерянность в цифровом пространстве, поглотившем социум, экологические катастрофы, одиночество и, в то же время, богоподобное величие индивидуума в современном мире, поиск человека в бесчеловечном пространстве и одновременно трагическое переживание смерти Бога.

Людмила Загоруйко. Конец географии

У своїй новій, четвертій за рахунку, книжці «Кінець географії» авторка
розмірковує над взаєминами людини й природи Закарпатського регіону. Непрості умови життя горян, суворий клімат, історичні перебіги зумовили своєрідний менталітет мешканців. Письменниця змальовує своєрідні людські характери на фоні чарівної природи Карпат, розкриває глибини людських доль,часом трагічних.
Книжка заворожує читача своєрідною манерою оповіді й вишуканим стилем письма.

Александр Закерничный. Сыночка

Действующие лица этой книги не являются рыцарями без страха и упрёка. Они не супермены и не совершили ничего героического. Никак не обозначили наличие железного характера и непоколебимой силы воли. Не выносили никого из огня, не покоряли Северный полюс и не объявляли голодовок. За исключением, может быть, диет. Спасённых ими котят — и тех легко пересчитать по пальцам одной руки.
Они — обычные люди. И связывает их с этой книгой только одно. Чувство юмора.

Максим Матковский. Пиво, женщины и другие проблемы...

Как правильно молиться пенистому божеству в храме одиночества? Почему не стоит радоваться, если тебе в голову ударила молния? Почему не стоит экономить на собственном дне рождения? Как найти инопланетян, которые похитили твою любимую? На чью сторону стать, если твой отец и твоя женщина ненавидят друг друга? Как найти свою любовь, своё счастье на форуме для носатых людей?
На все эти вопросы вы найдёте ответы в цикле рассказов «Пиво, женщины и другие проблемы».

Татьяна Ивлева. Неразгаданные сны

В книгу Т. Ивлевой вошли новые стихи, органично дополненные избранными старыми — из предыдущих сборников, что создаёт изначальную цельность идеи, обозначенную названием данного сборника «Неразгаданные сны». Разнообразные по жанру: лирические, глубоко философские, иронические — они раскрывают картину внутреннего мира автора, заставляя читателя подключить собственное внутреннее зрение, внутренний слух и воображение.

Александр Протасов. Terra cognita

Если вы думаете, что времена великих географических открытий, даже и малых, прошли, вы ошибаетесь. Да и вообще, все эти открытия были весьма относительны. Но это совершенно не отменяет захватывающего чувства открытия! И что наш маленький мир, который, как нам кажется, мы познали? Песчинка в океане непознанного. Но мы радуемся ему. 

Елена Мордовина. Призрак с Лукьяновки

Когда чуда не ждут, оно обязательно случается. 
Ученики обычной киевской школы Костя и Антон однажды видят, как их одноклассник проходит сквозь закрытую дверь собственного дома. Они проводят настоящее детективное расследование, в результате которого выясняется, что Тёма и его семья — призраки. Вроде бы, самые обыкновенные люди: учатся в школе, работают — но при этом
легко могут уходить «на Ту сторону».
Призракам грозит беда — старинный особняк, в котором они обитают, хотят отдать под офисный центр. И тогда им придётся навсегда уйти в параллельный мир. Четверо друзей — Тёма, Костя, Антон и Софийка — берутся спасти ситуацию…

Татьяна Бонч-Осмоловская. Сквозь слоистое стекло

Изначально воспринимаемый как ностальгическая мозаика из героев и ситуаций, тонкий философский роман Татьяны Бонч-Осмоловской обнаруживает сложную логическую структуру и множество скрытых смыслов.

Кочевье. Антология

В предлагаемом сборнике собрано творчество авторов, вышедших из одного ментального пространства, обозначенного русским языком, — ныне живущих в разных уголках мира. Рядом с произведениями лучших современных поэтов и писателей, представленных здесь, читатель сможет увидеть настоящие шедевры чёрно-белой фотографии признанного мастера фотокамеры В.Сычёва, артистичные работы фотографа Д. Кандидова, искусную графику А. Мертенс и оригинальные карандашные экспромты А.Ланцова. В талантливых, разнообразных по жанру произведениях сорока девяти авторов отражены не только их чувства, мысли и мировоззрение, но и особенности русской культуры с проявившимся в ней феноменом кочевья.

Виталий Ячмень. Хэппи-энда не будет

Г​отовы ли вы посетить заброшенный дом, из которого редко кто возвращался? Думаю — да, ведь вы знаете, что сверхъестественного не существует. Тогда почему ваша дочь стоит напротив, сжимая в руке большой кухонный нож?  Возможно, это наваждение, посетившее вас после пробы плода с древа познания добра и зла, предложенного змеем. Но выход есть! Петля в деревне висельников сама сползает с неба, чтобы оседлать вашу шею. А девушка со  странной причёской, удобно расположившись на плакате, напоминает, что вас ждут дома и умирать ещё не время. Осталось только пробраться через бесконечные лабиринты лестничных пролётов и нагромождение безголовых птиц, преследующих вас на протяжении всего пути. А дома прекрасная незнакомка предложит вам руку и сердце, но только объясните девушке, зачем вы убили её несколько дней назад. Хорошо, что у вас есть свидетели, но и они уверены, что все обвинения против вас правдивы, и даже камера записала, что пожар — ваших рук дело. И когда вы уже решите, что победили своего главного противника, придёт осознание, что хэппи-энда не будет. Это не кино.

Ия Кива. Подальше от рая

​Ия Кива — поэт, переводчик. Родилась в Донецке в 1984 году. Окончила филологический факультет Донецкого национального университета. С лета 2014 года живет в Киеве.
Стихи, рецензии и переводы публиковались в журналах «Студия», «Слово\Word», «Нева», «Радуга», «Плавучий мост», «Новая Юность», «Новый мир», «Белый ворон», «Крещатик», «Октябрь», «Интерпоэзия», «Poem», «Po&sie», в интернет-изданиях «Лиterrатура», «ArtPapier», на сайте Polutona и др. Стихи переводились на английский, французский, польский и литовский языки.
В книгу вошли стихи на русском и украинском языках, написанные в 2014–2018 гг. В центре внимания автора находятся такие темы как память, война, насилие, травматический опыт, поиск идентичности, границы и переходность.

Лали Ципи Михаэли. Сумасшедший дом

Лали Ципи Михаэли – израильская поэтесса, снискавшая международное признание. Родилась в Грузии в 1964 году. Иммигрировала в Израиль в возрасте семи лет. К настоящему времени опубликовала шесть книг стихов. Участвовал в международных поэтических фестивалях в Грузии, Италии, Франции и Румынии, а также в программе резидентуры для талантливых писателей в Нью-Йорке в 2018 году.

Ее книги переведены на многие иностранные языки. Профессор Габриэль Мокед в своей книге назвал Лали «эротико-урбанистическим поэтом». Ее поэзию высоко ценят критики, которые считают ее новаторской и достаточно агрессивной. 

Книга издана совместно с издательством ЛитГОСТ. Перевод Елены Мордовиной. 

Наталия Звягельская. Разговор с Богом

Книга «Разговор с Богом» — это душевный отклик автора на книгу Святого праведного Иоанна Кронштадтского «Мысли христианина». Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829–1909) жил и работал в Петербурге. На его проповеди собиралось столько людей, что они не помещались в церкви и заполняли близлежащие улицы. Ежедневно Святой праведный Иоанн Кронштадтский получал тысячу писем с просьбой помолиться об исцелении. По его молитвам исцелились тысячи больных. В наши дни после того, как Иоанн Кронштадтский был канонизирован, к нему продолжают обращаться люди, ему служат молебен, просят его святых молитв.

Кэти Феррис. Лёд для меня

Сборник стихов «Лёд для меня» американской поэтессы Кэти Феррис в переводе на русский Ольги Брагиной. Феррис — поэтесса, писательница и переводчица. Преподает в литературной мастерской технологического института Джорджии, США.

Овсій Цейтлін. Перечитуючи мовчання

Овсій Цейтлін — есеїст, літературознавець, прозаїк. Автор багатьох книг. Серед них — «Довгі розмови в очікуванні щасливої смерті», про яку майже чверть століття говорять і сперечаються у різних країнах (книга перекладена англійською, німецькою, іспанською, литовською, українською мовами). Збірка щоденникових новел і есе Овсія Цейтліна «Перечитуючи мовчання» по-своєму продовжує «Довгі розмови...». Нобелівський лауреат Елі Візель називав радянських одноплемінників «євреями мовчання». Овсій Цейтлін пробує «розшифрувати» це мовчання, багато років записуючи єврейські сповіді та сни. Разом зі своїми героями автор занурюється в їхні минулі життя, повні таємниць, які людина намагається, але не може забути. Класик сучасної літератури Діна Рубіна пише у передмові до збірки «Перечитуючи мовчання»: «Будь-яка книга Овсія Цейтліна сприймається як всесвіт — доль, почуттів, думок та снів. Ці книги повільно читаються, тому що пробігти очима їх неможливо: кожен епізод, кожен спогад і кожне обличчя владно повертає читача до рядка, до осмислення, до внутрішнього погляду. І потім довго згадуються люди цієї прози, яких так багато, що вони можуть скласти населення міста. Жодної прохідної думки у книзі, жодного банального порівняння, жодної розхожої долі».

Свеча негасимая. Альманах

Свеча — вечный спутник человека на дороге жизни, свет во тьме, озарение, живительная сила и надежда, символ человеческой души, ее внутренней силы. Одной маленькой свечи достаточно, чтобы разомкнулась тьма. Ее стойкость и вертикальность символизируют стойкость и несгибаемость человеческого духа, его устремленность к высшим смыслам: пламя свечи, как бы ее ни поворачивали, всегда устремлено к небу. Свеча — символ бескорыстного служения, справедливости, милосердия, знак верно выбранного пути, поиска истины. Без свечей невозможно представить праздник Рождества и Нового года. В былые времена на Новый год тушили старые огни — и от нового, чистого, сильного пламени зажигали все очаги, свечи и факелы. С тех пор зажжение свечи — символ возрождения, возобновления, новой жизни. В христианской традиции свеча — божественный свет, сияющий в мире, свидетельство причастности человека к Божественному. В каббале три свечи означают Мудрость, Силу и Красоту. Этим смыслам отвечает и название сборника — «Свеча негасимая». В сборник вошли стихи и проза 37-ми авторов, живущих в разных частях света и пишущих на русском языке. Также, по сложившейся традиции, представлены коллекции рисунков и фоторабот: на этот раз — Владимира Сычева (Берлин), Владимира Базана (Париж), Владимира Титова (Париж) и Натальи Говши (Миссиссога, Канада).

Адель Хаиров. Подкова Тамерлана

В книгу Аделя Хаирова «Подкова Тамерлана» вошли рассказы, написанные в разные годы. Объединяет их место действия — Казань и её окрестности. Провинциальный полудеревянный город на Волге, населённый потомками русских стрельцов и узкоглазой порослью, проклюнувшейся из семян поверженного дуба. В этом сборнике рассказов — воспоминания о детстве под крылом бабушки и сюжеты, взятые из жизни. Автор, как соглядатай, ходил и запоминал. Доставал тюбики слов и писал с натуры. Он искал в серой толпе странных людей. Эта «народность» его очень интересовала. Он чувствовал, что они знают что-то такое, ради чего стоит жить на земле — вставать по утрам и ловить восходящие потоки воздуха. Жизнь обретала смысл. И тогда тихий мир на улице Тихомирнова в Казани с качающимися золотыми шарами в палисадниках, вдруг становился глубоким, как колодец с утонувшей звездой, высоким, как гудящая колокольня и, объёмным, как мыльный пузырь.

Татьяна Ивлева. Птица на стекле

"Птица на стекле" - это двуязычная книга, уникальная, автобиографичная, очень сокровенная. 

Поэтесса Татьяна Ивлева посвятила этот новый сборник стихов сыну, с которым судьба разлучила ее на долгие годы - годы хождений по мукам и скитаний по судам в поисках справедливости, годы отчаянной борьбы за сына, поисков, неведения  и сомнений, хрупкой надежды и неугасимой веры в то, что однажды справедливость восторжествует, мир разыщет сына, и они поведают друг другу о горьких испытаниях и печалях, выпавших в разлуке на их долю...

Gari Light. Confluences

Збірки поезій Гарі Лайта виходять в різних видавництвах по обидві сторони Атлантики вже майже тридцять років. В даному англомовному виданні вибраних віршів поет, що безперечно відбувся та набув багатого досвіду творчого споглядання, зводить до спільного знаменника образи, притаманні тим мовам, на яких звертаються до читача ці поезії. За словами відомих амери-

канських поетів, які вже прочитали та відгукнулися на вірші зі збірки Conuences: «Англомовим версіям віршів Гарі притаманний той рівень енергії та елегантності, який властивий і його

віршам, написаним російською, і водночас вони сягають додаткового виміру багаторівневого поліфонічного звучання англійської мови, що висловлює думки і почуття автора з характерною

для цієї мови витонченістю…».

Борис Хазанов. К северу от будущего

Автор, видный представитель зарубежной русской литературы, предлагает читателю новую книгу прозы разных лет и жанров - художественной, эссеистической, автобиографической.

Намхар Брахман. Чужима очима

Любителям нетипової оповіді – сюди.
Дванадцять зовсім різних сеттингів, оригінальний погляд на світ, драма, гумор, «злом четвертної стіни», внутрішня і зовнішня трагедія…
Кожна новела – неочікуваний постріл в голову, щоразу – інакшим калібром та іншим типом патрону.
Спочатку ти не розумієш, що тут відбувається.
Потім приходить усвідомлення, та ледве встигаєш крикнути: “Я розкусив тебе, авторе!”, як новий сюжет збиває з пантелику.
Адаптувався?
Навряд чи.
Хвилину тому розум був поглинутий неймовірним экшном, а за мить ти вже милуєшся витонченим орнаментом, зітканим з відповідей на глобальні питання людства.
Кожна новела не схожа на попередню, вона зворушує до тремтіння і розбурхує свідомість. Уява накриває хвилею емоцій, і хочеться продовження.
Але історія закінчується, і ти видихаєш, устигнувши прожити ціле життя та відчуваючи післясмак, як після бесіди зі старим другом.
«Проковтнувши» дану роботу, підсвідомо підводиш риску під усім, що зустрічав раніше.
Ця книга магічним чином стає найвищим етапом задоволення від читання, та чим більший твій багаж, тим вища насолода.
Вивірений стиль оповіді, що поєднав у собі стислість, ємкість та барвистість написання, примушує перечитувати новели знову і знову, відчуваючи бездонну глибину осмислення життя.
Ні слова зайвого, ні букви повз.
Автор, як досвідчений ювелір, зібрав усе коштовне каміння світу та помістив його в один мініатюрний кулон для улюбленої доньки, і ви, читаючи цю книгу, побачите у ній всю сучасну світову літературу.
Перлиною і головною причиною для прочитання збірки є особлива точка зору, погляд автора на звичайні ситуації із зовсім неочікуваного ракурсу. Часто важливе залишається у тіні, але як бути, якщо тінь – це ти сам?
Та ось закінчуються сторінки, і ти підіймаєш голову до неба з німим питанням: що це було?
Лаконічно, як удар катани.
Тонко, як перший лід у листопаді.
Неординарно, як зіткнення комет.
Це був погляд «Чужими Очима».

Игорь Шестков. Ужас на заброшенной фабрике

Современный берлинский прозаик Игорь Шестков (Igor Heinrich Schestkow) начал писать прозу по-русски от скуки в 2003 году после того, как перестал рисовать и выставляться и переехал из саксонского Кемница в Берлин. Первые годы он, как и многие другие писатели-эмигранты вспоминал и перерабатывал в прозе жизненный опыт, полученный на родине. Рассказы этого, первого периода творчества Шесткова вошли в книгу «Вакханалия» (Алетейя, Санкт-Петербург, 2009). Настоящий сборник «страшных рассказов» также содержит несколько текстов («Наваждение», «Принцесса», «Карбункул», «Облако Оорта», «На шее у боцмана», «Лаборатория»), действие которых происходит как бы в СССР, но они уже потеряли свою подлинную реалистическую основу, и, маскируясь под воспоминания, — являют собой фантазии, обращенные в прошлое.

© Игорь Шестков

Лалі Ципі Міхаелі. Божевільний дім

Збірка поезій ізраїльської авторки Лалі Ципі Міхаелі відкриває читачу двері

у дивний світ кохання, зачарованої самотності, тілесності, іншого виміру життя у домі на краю моря.

Александр Моцар. Простые фокусы, или Смотрите, на ветке сидит попугай!

Что такое реальность? Как она формируется? Можно ли контролировать действительность, или это иллюзия, не поддающаяся контролю? Насколько самостоятелен человек в принятии решений? Эти вопросы составляют одну из граней сложной природы мыслящего сознания, где свободный выбор может оказаться причудливой игрой чужого воображения. Определяющий выбор между добром и злом, где нет точных определений упомянутых состояний.
Действие этой повести происходит в Киеве в наши дни. Главный герой, Валерий Слоников — человек с творческой биографией — впутывается в странную историю с кладом золотых монет. Золото имеет весьма древнее происхождение. По легенде, над ним размышляли и Заратустра, и Александр Македонский. В Киев клад был привезён из Афганистана военным летчиком, проходившим там службу. Впрочем, это неслучайная находка. Отец лётчика — знаменитый фокусник. В определённых кругах, от криминального мира до эзотерических маргиналов, этот персонаж давно имеет неоднозначную славу. На этом пути Слоников увидит иной мир и даже пройдёт по кругам инфернального Киева.

Роза ветров. Альманах

Роза ветров в картографии — это векторная диаграмма в виде звезды с количеством лучей, которые кратны четырём. Символ, обозначающий основные азимутальные направления горизонта. На обложке нашей книги знак Розы ветров состоит из тридцати двух
векторов. Главное в знаке Розы ветров — это понятие «ветер». Ветер является символом времени, пространства, скорости, а также возрождения и живительного дыхания божества. Четыре главных ветра по своему символическому значению связаны с четырьмя
темпераментами, четырьмя стихиями, а также с четырьмя временами года. Практики считают, что Роза ветров в виде талисмана поможет добиться успеха в любом начинании, укажет наиболее благоприятный путь и убережет от ошибок. Роза ветров — так названа эта антология, объединившая современных авторов, разбросанных по всему миру и продолжающих писать на русском языке.
В книге собраны стихи, образцы малой прозы и коллекции чёрно-белых фотографий — документы нашего времени и судеб наших современников, оказавшихся вне Родины и связанных любовью к родному русскому языку.

Олена Іщенко. Манускрипти щастя

До книги О. Іщенко «Манускрипти щастя» увійшли нові поезії авторки, органічно доповнені обраними творами з трьох попередніх збірок. Різноманітні за жанром: ліричні та глибоко-філософські — вони розкривають картину
внутрішнього світу автора, змушуючи читача підключити свій власний внутрішній зір, внутрішній слух та уяву.

Сергей Мартынюк. Портовый город

В портовом городе встречается весь мир. А ещё — из него так легко уплыть в любую точку света. Но большинство жителей портового города проведут в нём всю жизнь, убаюканные кажущейся лёгкостью побега. А из тех, кого увезут корабли, многим не суждено будет достигнуть конечного пункта. То же самое происходит с нашими жизнями и мечтами, с нашими мыслями и стремлениями. Попытка разобраться в границах собственного бытия — основная тема нового сборника стихов киевского поэта Сергея Мартынюка.

Евгений Чириков. Октябрьский переворот и судьба семьи писателя Е.Н. Чирикова в России

«Октябрьский переворот и судьба семьи писателя Е.Н. Чирикова в России» — краткая летопись сложного периода страны и судьбы семьи писателя Е.Н. Чирикова, эмигрировавшей из России.
События в книге восстановлены на основе писем членов семьи
друг другу с 1917 по 1922 г.
Это последний прижизненный труд внука писателя, проделавшего большую работу как по расшифровке самих писем, так и по восстановлению событий в Москве, Санкт-Петербурге, Батилимане, Новороссийске и других городах страны, о которых рассказывают члены семьи.
Авторский текст с фотографиями («Описание Батилимана и его
истории», «“Никитские субботники” в Ростове» и др.) предшествует
каждой из глав, которые названы именами всех членов семьи.
Автор книги, хранитель семейного архива пишет как бы своё письмо. Это фон, связующий и восстанавливающий реалистическую и суровую картину вынужденной эмиграции людей, любящих свою Родину.

Борис Хазанов. Малая энциклопедия рабства

 «В Россию можно только верить». К этой, в сущности, дышащей глубоким отчаянием, хрестоматийной строке Тютчева возвращает читателя новая и, возможно, заключительная книга старейшины современного русского литературного Зарубежья Бориса Хазанова. Книга представляет собой сборник художественных и мемуарно-эссеистических произведений, объединённых общей темой — вопросом, который выстрадан автором за долгие годы жизни на родине и за бугром: можно ли ещё верить, ждать и надеяться, что многолетняя традиция несвободы, личной и общественно-политической, будет в нашем отечестве когда-нибудь окончательно преодолена?

Борис Хазанов. Розарий и чертополох

Сборник избранных прозаических произведений — рассказов, новелл, мемуаров, эссе, созданных в последние годы видным представителем современного русского литературного Зарубежья Борисом Хазановым, посвящен попыткам автора подытожить свою многолетнюю работу в литературе, заново пересмотреть и проанализировать собственную биографию, приуроченную к важнейшим событиям отечественной истории
минувших десятилетий, свидетелем и участником которых он был.

Игорь Божко. Три немаркированных текста

Три повести одесского художника и писателя Игоря Божко

Как будто первые стихи...

Сборник стихов поэта-эмигранта Бориса Ланды. 

Виктор Бонч-Баггоут. За новой верой

Прожитая жизнь… Это счастье в подлунном мире принято называть судьбой. У каждого судьба своя, потому что жизнь, случившись, никогда не повторится. Всё же человек иногда ловят себя на осознании, что какой-то кусочек собственной жизни очень точно схож с судьбой героя только что прочитанного рассказа или повести, хотя он и герой проживали в разное время и в разных землях. Оказывается, они похоже любили и ненавидели, стояли насмерть за свою честь или торговали совестью…

Судьбы людей, увиденные со стороны и точно изложенные на бумаге, называют литературой. И именно литература возвышает человека, не позволяя ему жить под властью зла…

Владимир Загреба. До завтра, Дант

Новая книга Владимира Загребы «До завтра, Дант... Путевые записки» выпущена киевским издательством «Каяла».

Этот «реанимационный» роман... в некотором смысле «Генеральная репетиция» (не по А.Га­личу — по В.Загребе) романтическое повест­вова­ние о двух­месячном пребывании автора в реани­мации парижской клиники «Моцарт», где всё «расписано» (в смысле — жизни и смерти, как и говорит само название клиники), как по нотам... Любознательный читатель найдёт для себя много «чего» — любопытного, в этом неожиданном «приглашении» на «Тот»... отталкиваясь от всех этих «погремушек и безделушек» — «Этого»... «Реквием» — для пишущей машинки и одного голоса? «И Реквиема медь»... поможет умереть?

Владимир Цесис. Детские и юные годы Давида Ламма

В автобиографическом романе В.Цесиса «Детские и юные годы Давида Лама» рассказывается о ребенке, рожденном в день начала Второй мировой войны. Чудом выживший, он вырастает в тоталитарном государстве, Советском Союзе. Читатель ознакомится со многими драматическими эпизодами повседневной жизни людей, живущих в социалистическом лагере, где правда подменяется ложью, где добро соседствует со злом. Автор рассказывает, как у героя книги развивается независимый и свободолюбивый характер, несмотря на реалии страны, живущей по принципам марксизма-ленинизма. В романе детально описывается, как драматические обстоятельства жизни героя ускорили эволюцию его характера.

Инна Иохвидович. Позднее прозрение

В новом сборнике короткой прозы Инны Иохвидович «Позднее прозрение» более трёх десятков рассказов. Как и всегда, основные персонажи её прозы — женщины, чаще всего в переломные моменты жизни. Женские судьбы её героинь нелегки, подчас даже трагичны, ещё и потому, что их молодость и зрелость пришлась на пору испытаний! «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые» провозгласил поэт, но людям в их единственной жизни, в не таком уж долгом пребывании на земле хочется прожить мирно, спокойно, без потрясений, одним словом всем хочется

с ч а с т ь я! Именно к счастью стремятся и героини писательницы. Потому и полны драматизма эти женские истории. Время действия этих рассказов — наше время, последние десятилетия ХХ века и Миллениум — первая четверть нового тысячелетия... Героини и герои рассказов наши современники, и потому их страсти, поступки, чувства не просто знакомы, но сопереживаемы читателями...

Сергей Головачев. Love Tour

Выбрав из «книги лиц» двенадцать виртуальных персонажей, чем-то похожих на известных литераторов, агентство Love Tour отправляет их в любовное путешествие, чтобы их сердца, ожесточённые враждой, наполнились любовью, нетерпимость друг к другу переросла в милосердие, а ненависть к несогласным сменилась состраданием к ним.

Людмила Херсонская. Перешагнуть ров

Четвертый сборник стихотворений на русском языке одесской поэтессы Людмилы Херсонской. В книгу вошли тексты, посвященные теме гибридного военного конфликта.

Павел Лемберский. За тебя, малыш

​Три повести и два эссе живущего в Нью-Йорке русско-американского прозаика, связанные общими мотивами поиска и обретения новых смыслов в новых координатах, неизбежной оглядкой на прошлое и фанатичной страстью к кино.